Статьи

Главная » Статьи » Первоисточники » Русские былины (старины)

Первые подвиги Ильи Муромца

***

Не сырой дуб к земле клонится,
Не бумажные листочки расстилаются, —
Расстилается сын перед батюшкой,
Он и просит себе благословеньица:
«Ох ты гой еси, родимый милый батюшка!
Дай ты мне свое благословеньице,
Я поеду в славный стольный Киев-град,
Помолиться чудотворцам киевским,
Заложиться за князя Владимира,
Послужить ему верой-правдою,
Постоять за веру христианскую».
Отвечат старый крестьянин Иван Тимофеевич:
«Я на добрые дела тебе благословленье дам,
А на худые дела благословленья нет.
Поедешь ты путем и дорогою,
Не помысли злом на татарина,
Не убей в чистом поле христианина».
Поклонился Илья Муромец отцу до́ земли,
Сам он сел на добра коня,
Поехал он во чисто поле.

Он и бьет коня по крутым бедрам,
Пробиват кожу до черна́ мяса,
Ретивой его конь осержается,
Прочь от земли отделяется,
Он и скачет выше дерева стоячего,
Чуть пониже облака ходячего.
Первый скок скочил на пятнадцать верст;
В другой скочил, — колодезь стал;
У колодезя срубил сырой дуб,
У колодезя поставил часовенку,
На часовне ставил свое имечко:
«Ехал такой-то сильный могучий богатырь,
Илья Муромец сын Иванович»;
В третий скочил — под Чернигов-град.
Под Черниговом стоит сила — сметы нет;
Под Черниговом стоят три царевича,
С каждым силы сорок тысячей.
Богатырское сердце разгорчиво и неуёмчиво;
Пуще огня-о́гничка сердце разыграется,
Пуще пляштово мороза разгорается.
Тут возговорит Илья Муромец таково слово:
«Не хотелось было батюшку супротивником быть,
Еще знать-то его заповедь переступить».
Берет он в руки саблю боёвую,
Учал по силушке погуливать:
Где повернется, делал улицы,
Поворотится — часты площади.
Добивается до трех царевичей,
Тут возговорит Илья таково слово:
«Ох вы гой еси, мои три царевича!
Во полон ли мне вас взять?
Ай с вас буйны головы снять?
Как в полон мне вас взять, —
У меня доро́ги заезжие и хлеба завозные;
А как головы снять, — царски семена погубить.
Вы поедьте по своим местам,
Вы чините везде такову славу,
Что Святая Русь не пуста стоит,
На Святой Руси есть сильны могучи богатыри».

Увидал его воевода Черниговский:
«Что это господь сослал нам за сослальника!
Очистил наш славный Чернигов-град».
Возговорит воевода своим князьям-боярам:
«Подите, позовите добра молодца
Ко мне хлеба-соли кушати».
Пошли тут князи-бо́яра к Муромцу:
«Ох ты гой еси, дородний добрый молодец!
Как тебя честным именем зовут?
Как тебя величают по отечеству?» —
«Меня именем зовут Илейкой,
А величают — сын Иванович».
Взговорят ему князя-бо́яра:
«Ох ты гой еси, Илья Муромец!
Ты пойдешь-ка к воеводе нашему,
Ты изволь у него хлеба-соли кушати». —
«Нейду я к воеводе вашему,
Не хочу у него хлеба-соли кушати;
Укажите мне прямую дороженьку
На славный стольный Киев-град».
Ответ держат князи-бо́яра:
«Ох ты гой еси, Илья Муромец!
Пряма дорожка не проста стоит:
Заросла дорога лесами Брынскими,
Протекла тут река Смородина;
Еще на дороге Соловейко-разбойничек
Сидит на тридевяти дубах, сидит тридцать лет,
Ни конному, ни пешему пропуску нет».

Поклонился им Илья Муромец,
Поехал он лесами Брынскими.
Услыхал Соловей богатырский топ,
И свистнул он громким голосом, —
Конь под Муромцем спотыкается.
Возговорит Илья своему коню доброму:
«Ох ты гой еси, мой богатырский конь!
Аль не езживал ты по темным лесам,
Аль не слыхивал пташьего посвисту?»
Берет Илья калены стрелы:
Перво стрелил, не до́стрелил;
А в друго́рядь пере́стрелил;
В третьи стрелил, попал в правый глаз
И сошиб его с тридевяти дубов.
Привязал его к коню во ка́раки;
Поехал Муромец в славный Киев-град.
Возговорит Соловейко-разбойничек:
«Ох ты гой еси, Илья Муромец!
Мы заедем-ка с тобою ко мне в гости».

Увидала Соловейкина мала дочь:
«Еще вон едет наш батюшка,
Везет кривого мужика у коня в ка́раках».
Взглянула Соловейкина большая дочь:
«Ах ты дура неповитая! Это едет добрый мо́лодец
И везет нашего батюшка у коня в ка́раках».
И бросились они на Илью Муромца с дрекольем.
Возговорит Соловейко-разбойничек:
«Не тумашитеся, мои малы детушки,
Не взводите в задор доброго молодца».
Возговорит Илья Соловейке-разбойнику:
«Что у тебя дети во единый лик?»
Отвечает Соловейко-разбойничек:
«Я сына-та выращу, за него дочь отдам;
Дочь-ту выращу, отдам за́ сына,
Чтобы Соловейкин род не перево́дился».
За досаду Илье Муромцу показалося,
Вынимал он саблю свою вострую,
Прирубил у Соловья всех детушек.

Приехал Илья Муромец во Киев-град,
И вскричал он громким голосом:
«Уж ты батюшка Владимир-князь!
Тебе надо ль нас, принимаешь ли
Сильных могучих богатырей,
Тебе батюшке на почесть-хвалу,
Твоему граду стольному на и́зберечь,
А татаровьям на посеченье?»
Отвечает батюшка Владимир-князь:
«Да как мне вас не надо-то!
Я везде вас ищу, везде спрашиваю.
На приезде вас жалую по добру коню,
По добру коню, по латынскому, богатырскому».
Возговорит Илья Муромец таково слово:
«У меня свой конь латынский богатырский:
Стоял я с родимым батюшком у заутрени,
Хотелось постоять с тобой у обеденки
Да на дороге мне было три помешень’ки:
Перва помеха — очистил я Чернигов-град;
Друга помеха — я мостил мосты на пятнадцать верст
Через ту реку через Смородину;
Третья помеха — я сошиб Соловья-разбойника».
Возговорит сам батюшка Владимир-князь:
«Ох ты гой еси, Соловейко-разбойничек!
Ты взойди ко мне в палату белокаменну».
Ответ держит Соловейко-разбойник:
«Не твоя слуга, не тебе служу, не тебя и слушаю;
Я служу и слушаю Илью Муромца».
Возговорит Владимир: «Ох ты гой еси, Муромец,
Илья Муромец сын Иванович!
Прикажи ему взойти в палату белокаменну»
Приказал ему взойти Илья Муромец.
Тут возговорит Владимир-князь:
«Ох ты гой еси, дородный добрый молодец!
Илья Муромец сын Иванович!
Прикажи ему свистнуть громким голосом».
Возговорит Илья Муромец таково слово:
«Уж ты батюшка наш Владимир-князь!
Не во гнев бы тебе, батюшка, показалося:
Я возьму тебя, батюшку, под пазушку,
А княгиню-то закрою под другою».
И говорит Илья Муромец таково слово:
«Свистни, Соловейко, в полсвиста».
Свистнул Соловейко во весь голос:
Сняло у палат верх по оконички,
Разломало все связи железные,
Попа́дали все сильны могучи бога́тыри,
Упали все знатны князи-бо́яра,
Один устоял Илья Муромец.
Выпускал он князя со княгиней из-под пазушек.
Возговорит сам батюшка Владимир-князь:
«Исполать тебе, Соловейко-разбойничек!
Как тебя взял это Илья Муромец?»
Ответ держит Соловейко-разбойничек:
«Ведь на ту пору больно пьян я был,
У меня большая дочь была именинница».
Это слово Илье Муромцу не показалося:
Взял он Соловейку за вершиночку,
Вывел его на княженецкий двор.
Кинул его выше дерева стоячего,
Чуть пониже облака ходячего;
До сырой земли допускивал — и не подхватывал;
Расшиб Соловейко свои все тут косточки.

Пошли теперь к обеду княженецкому.
Возговорит сам батюшка Владимир-князь:
«Ох ты гой еси, Илья Муромец сын Иванович!
Жалую тебя тремя местами:
Перво место — подле меня ты сядь,
Друго место — супротив меня,
Третье — где ты хочешь, тут и сядь».
Зашел Илья Муромец со коничка,
Пожал он всех князей и бо́яров
И сильных могучих богатырей.
Очутился он супротив князя Владимира.
За досаду Алеше Поповичу показалося,
Взял Алеша булатный нож,
Он и кинул его в Илью Муромца:
Поймал на полету́ Илья булатный нож,
Взоткнул его в дубовый стол.

Пошел Илья ко родителю ко батюшку
На тую на работу на крестьянскую, —
Он дубье-колодье все повырубил,
В глубоку реку повыгрузил,
А сам и сшел домой.

Выстали отец с матерью от крепкого сна —  испужалися:
«Что это за чудо подеялось?
Кто бы нам это сработал работушку?»
Работа-то была поделана,
И пошли они домой.
Как пришли домой, видят:
Илья Муромец ходит по́ избы.
Стали его спрашивать,
Как он выздоровел.
Илья и рассказал им,
Как приходили калики перехожие,
Поили его питьицем медвяныим —
И с того он стал владать руками и ногами
И силушку получил великую.

Пошел Илья в раздольице чисто поле,
Видит: мужик ведет жеребчика немудрого,
Бурого жеребчика косматенького.
Покупал Илья того жеребчика,
Что запросил мужик, то и дал;
Становил жеребчика в сруб на три месяца,
Кормил его пшеном белояровым,
Поил свежей ключевой водой.
И прошло поры времени три месяца.
Стал Илья жеребчика по три ночи в саду поваживать,
В три росы его выкатывал;
Подводил ко тыну ко высокому,
И стал Бурушко через тын перескакивать
И в ту сторону и в другую сторону.
Тут Илья Муромец
Седлал добра коня, зауздывал,
Брал у батюшки, у матушки
Прощенье-благословеньице
И поехал в раздольице чисто поле.

Былины Под ред. Селиванова. — 1988

Категория: Русские былины (старины) | Добавил: Bersi (15.06.2009)
Просмотров: 18537 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 3.8/24 |
Всего комментариев: 8
1  
cry dry devil blink bb angry2 alco loony moil newrus patsak wizard vinsent wink

2  
дибильные былины и ***** их вообще придумали???angry2: angry2

5  
Действительно... Наверное вам они ни к чему )))
А вот тем, кто любит родную культуру, очень даже пригодятся.

3  
angry2 angry2 angry2 angry2 angry2 angry2 angry2 angry2 angry2 angry2 angry2 angry2 fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck fuck ужассссссс!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

4  
не всё понятно,добавьте пояснения biggrin

6  
всё понятно12.10.2011 flirt flirt kiss meowth

7  
closedeyes meowth нормально cool

8  
объясните где тут эпитеты и повторы и гиперболы ато умираю нам по родному амина рашитовна задала пиздец 10 раз читаю щас подохну wacko wacko cry cry wacko wacko wacko cry

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Приветствую Вас Гость